<Дневник Будущего Фармацевта>
http://beon.ru/p/
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

<Дневник Будущего Фармацевта> > Записи друзей


Записи все / пользователей / сообществ
кратко / подробно
вторник, 11 сентября 2018 г.
Тест: Бог и Дьявол.[Кроссовер] 91... Kitagawa Momo 13:19:13
­Тест: Бог и Дьявол.[Кроссовер]
91 Days&Keppeki Danshi! Aoyama-kun


­­
- Когда ты уже прекратишь вытирать каждую залетевшую из окна пылинку? - негодовала твоя подруга, нервно постукивая пальцами по столу - Серьезно, чистота-чистотой, но разве это уже не перебор?
Ты несколько раз прополоскала тряпку и удивленно посмотрела на девушку, не понимая ее дерганность. Ведь раньше она спокойно выносила твои заскоки, успевая выкурить несколько сигарет, за время вашей встречи. Сигарет...
- Бросила что ли?
- Нет, - она слезливо шмыгнула носом, взглянув на тебя своими большими глазищами - Деньги кончились.
- Лучше брось.
- Я не могу это слишком тяжело! И дорого... Ты же тоже не прекращает убираться! Хотя подобное для здоровья, точно не полезно!
- Мне не нравиться убираться, - твои пальцы прошлись по верхней полке серванта, с великим облегчением подмечая, что там царит чистота - Так, просто нужно.
- Кому?
- Не знаю, - ты, неоднозначно пожав плечами и все же смилостивившись над подругой, достала с верхней полки шкафа пачку открытых сигарет.
Ее глаза в одно мгновение зажглись ярким огнем благодарности к тебе, а губы не переставая зашептали разнообразные лестные слова. И не успело пройти и пары секунд, как меж тонких пальцев появилась тлеющая сигарета, заполняя комнату едких бледно-серым дымом.
- О, Господи, я тебя люблю.
- Я знаю.
- Только откуда они у тебя? - она с удивлением осмотрела пачку в своих руках, пытаясь разобрать, что на ней было напечатано - Иностранные?
- Я думала - это ты забыла.
Твои брови слегка нахмурились, словно это могло бы помочь вспомнить, кто их оставил, но в принципе это мог сделать кто угодно. Даже отец порой брал сигареты, когда навещал тебя. Однако разве у него были такие? Хотя это не та тема, над которой стоит заморачиваться, ведь у каждого человека бываем момент, когда в доме появляться какая-то неизвестная вещь. Наверное.
- Твою-то мать, это же Treasurer - пятьдесят долларов за пачку.
За несколько минут своего появления на кухне Анжело успел, несколько раз убить твою подругу, хорошенько отшлепать саму тебя, за то, что трогаешь чужие вещи и вырвать белые крылья одного ангела, в глаз который заплескалась насмешка. В фантазиях, правда. Но, черт возьми, в таких хороших, что захотелось осуществить их в жизнь.
- Тебе, что было сложно остановить ее? - спросил он у сидящего на подоконнике парня, незаметно вытаскивая две сигареты, одна из которых была тут же убрана в карманы черных брюк.
- Не вижу смысла хранить в доме лишний хлам.
Лицо Аоямы по привычию оставалось без эмоциональным и демону порой казалось, что перед ним не, более мене, живое существо, а говорящая кукла, умеющая только одну установку - драить все на своем пути. Хотя ему ли говорить об эмоциях. Лагуза тяжело вздохнул взлохматив свои черные волосы и умастился на против девушки, с горечью подмечая, как быстро можно потерять деньги. Однако его гнев быстро сменился на легкую печаль и дабы ее убрать, он прихватил губами фильтр, достав собственную зажигалку с выгравированным изображением льва.
- Кстати, как у тебя на личном фронте? - этим вопрос подруга привлекла внимание еще двух персон, которые одновременно впились в тебя заинтересованным взглядом. Но ты не спешила отвечать, спокойно сев на соседний стул, абсолютно не подозревая, что в данный момент находишься на мужских коленях, заставив Анжело едва заметно улыбнуться краешком губ.
- Все же, этот день лучше, чем я ожидал.
Его бледные пальцы прошлись по твоей скуле, щекочущими ощущениями спустившись до подбородка, а затем плавно перешли на место меж шеей и плечом. Ты рвано дернула головой, подозрительно оглянувшись в сторону, но ничего не заметила и в этот же момент ощутила жгучее желание вскочить со стула.
- Прекращай свои штучки, - заметив твои дерганые движения бедрами, демон нахмурился, искоса взглянув на Аояму, который только недоуменно наклонил голову в бок.
- Совершенно не понимаю, о чем ты говоришь.
- Эй, земля, прием, - девушка несколько раз щелкнула пальцами возле твоего уха и потушила в предоставленной пепельнице окурок - Чего мы тут в прострацию впадаем? Если ты так из-за парня расстроилась - то не волнуйся. Я тебе его за считанные секунды...
- Не стоит.
На твоем лице появилась мягкая улыбка и желание встать пропало также резка, как и появилось, вместо него загоняя странные мысли по поводу, того что ты слишком много убираешься.
- Ну, все хватит, - она не сильно ударила кулаком по столу, быстро встав с места, и воодушевляющее подняла указательный палец вверх - Сейчас мы пойдем развлекаться! И без возвращений! А то я тебя знаю! Только я сначала в туалет скажу!
- Последнее кричать было не обязательно... - но ее уже не было на кухне - Ладно, можно иногда и отдохнуть.
Пришлось пойти переодеваться, ведь проще было бы добиться мира во всем мире, чем переубедить подобного человека. Как только дверь за тобой закрылась Анжело, наконец, смог спокойно закурить, хотя был бы рад, если бы ты все же осталась на своем месте. Но он не особо любил помыкать твоей волей в отличие от некоторых.
- Ты в ней что-то поменял, - Аояма слегка нахмурился, спрыгнув с подойника и хотел было положить руку на плече Лагузы, но быстро передумал тут же ее, отдернув, словно мог коснуться чего-то горячего. Увидев это, демон ехидно усмехнулся, медленно выпустив в потолок табачный дым.
- Я ничего не менял, просто снял твои установки.
- Разве в них было что-то плохое?
- Не считая того, что она целыми днями наводила порядок, не покидая дома, чтобы хотя бы сходить в магазин - она ровным счетом ничего не делала. Кстати, а ты точно не демон? С таким большим потенциалом, ты быстро падешь.
- Этого не случиться, - он повернул голову, на звук захлопывающейся входной двери и вдруг придумал гениальный, по его мнению, план - Хотя в чем-то ты все же прав.
- Чего...
- Я заставлял ее исполнять собственные прихоти, когда должен был заботиться о том, чего хочет она. Поэтому сейчас...
- Прекрати, - Анжело вскочил со стула и хотел хорошенько встряхнуть, ополоумевшего в один миг ангела, однако он ловко уклонился, запрыгнув на оконную раму.
- ...я найду ей самого идеального парня, как она и хотела. Пусть это и будет противоречить моим корыстным желаниям.
- Ты совсем рехнулся? Думаешь, я просто так до этого, отгонял от нее всяких убл*дков? К тому же, в каком из предложения она упомянула о том, что хочет парня?
Но Аояма не слушал его, устремив свой взгляд на горизонт. Он и сам понимал, что не хотел бы такого исхода, однако если это поможет оставаться рядом, то, быть может, ему удастся выдержать, нахождение еще одного мужчины в квартире. Его синие глаза закрылись, и слегка наклонившись, он полетел вниз, скрывшись из поля зрения демона.
- Непроходимый идиот, - Анжело устало потер переносицу, где-то внутри понимает, что ничем хорошим это не закончится. Этот ангел не откажется от своих слов, однако ему эти слова абсолютно не нравились, поэтому потушив тлеющую сигарету, он выпрыгнул вслед за ним, раздумывая над тем, как мог бы его переубедить.

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-480.html
Тест: • [Весеннее обострение] - Сборник six; Kyoma Mabuchi > Dimension... Kitagawa Momo 13:14:40
­Тест: • [Весеннее обострение] - Сборник
six;


Kyoma Mabuchi
> Dimension W <

­­


Вставив катушку в часы, ты поставила будильник на несусветную рань и отправилась в постель.
Щелкнул выключатель и в комнате воцарился мрак.
Ты легла на спину и уставилась в потолок. Стало невыносимо жарко, не смотря на открытую балконную дверь. Ты откинула одеяло в сторону и сняла ночную рубашку. Оставшись в одном лишь нижнем белье, ты отвернулась к холодной стенке, прислоняясь к ней лбом.
Кто-то легонько постучал по стеклу, но ты сильнее вжалась в прохладу, игнорируя посторонние звуки, но они постепенно нарастали и не давали покоя. Нехотя, ты протянула руку к лампе и щелкнув выключателем, озарила комнату светом.
Нахмурилась, оглядывая помещение. Пусто, никого нет. Выключив свет, ты закинула ногу на подушку и уставилась на закрытую дверь. Луна постепенно поднималась выше горизонта, свет ее стал ярче и на стену упали тени с балкона. Ты медленно моргнула. В глаза бросилась отчетливая человеческая тень. Она сидела на корточках, на балюстраде, вертя что- то в руке.
Сердце принялось бешено колотиться.
<<Кажется, я схожу с ума…>> - ты нехотя встала с постели и подойдя к окну, распахнула шторы. <<Это не тень… Это человек!!!>>
Разглядеть его лицо или одежду было невозможно: слепил встречный свет луны. На фоне небесного светила, незнакомец спрыгнул с балюстрады и позволил себе зайти внутрь квартиры. Движения его были медленными, но решительными.
Ты закричала и бросилась к выключателю. Вспыхнул свет. Ты закрыла интимные места руками, когда человек переступил порог.
Долю секунды зрелище твоей наготы стояло перед его темными глазами. Кровь глухо застучала у него в ушах. Он зажмурился и отвернул голову.
- У тебя есть то, что мне нужно. Будь паинькой… отдай, и я тихо уйду, ничего тебе не сделав.
Ты наклонила голову в бок, демонстрируя непонимание.
- Я ничего не вижу. Не кричи и не беспокойся. Я не нарочно… - продолжил он и поднял ладони вверх, словно сдавшийся плененный.
В ответ раздался беспечный смех.
- Да ради Бога… открой глаза. Ты что не видел до этого женского тела? – принялась смеяться ты, узнав старого друга. От страха не осталось и следа.
Он поднял веки, но ты уже завязывала пояс короткого халата.
- Что тебе нужно? – начала ты диалог.
- Ты сама прекрасно знаешь…. Не валяй дурочку.
- А я и не валяю. Я действительно не понимаю… о чем ты… - ты вальяжно расселась закинув ногу за ногу и потянулась к тумбочке.
Выдвинув первый ящик, ты достала пачку сигарет и закурила. Человек стоял непоколебимо и ждал. Ты пускала дым в потолок и разглядывала его с ног до головы.
Высокий юноша с темными как смола глазами. Волосы собраны в хвост, на лице давно уже не двухдневная щетина. Он спрятал ладони в широкие рукава коричневого кимоно.
- Самурай... – усмехнулась ты в своей манере, а он взглянул на тебя с отсутствующим взглядом, по прежнему беззвучно повторяя: <<гони катушку>>.
Ты же догадываясь о его мыслях, затягиваясь дымом, с усмешкой смотрела как он нервно покусывает нижнюю губу. Тебе нравилось выводить людей из себя.
Наконец, он сделал шаг к тебе и скорчил серьезную гримасу.
- Отдай мне ее.
- Не припоминаю, что бы у меня было то, что тебе так нужно…

Ты поддалась навстречу молодому человеку и погасила окурок о его ногу. Брюнет пошел бардовыми пятнами и посмотрел на тебя с некоторым удивлением. Ты усмехнулась и попав на расстоянии бычком в пепельницу, замахнулась на юношу ногой. Край халата взлетевший выше, чем допустимо, слегка задел парня по лицу. Твои ноги мелькали у него перед глазами, а он отстранялся к выходу, пятясь назад, избегая ударов. Наносить ответные - он не собирался.
Ты остановилась в выразительной позе, сжав пояс халата. Через секунду он валялся у {censored}. Ты продолжила кружиться “мельницей”, но удары не попадали в цель. Парень был ловок и намного сильнее тебя. Поняв, что таким образом, его не одолеть, ты впилась в его руки ногтями и встав на цыпочки, примкнула губами к его полуоткрытому рту.
Он грубым толчком отстранил тебя, держа за плечи.
- Это еще зачем? Что ты вытворяешь?
Ты ответила озорной улыбкой и вновь впилась в его губы. На этот раз, настойчивей чем в первый. Его глаза сузились и он, теряя силы, вновь отстранил тебя. Ты ухватила его за ворот кимоно и потянула на себя. Он вновь пытался откинуться назад, но ты подтащила его к себе вплотную. Парень отвел взгляд.
- Отдай… - повторил он.
Его манера держаться, была для тебя соблазном. Сжав ткань его костюма, ты с нечеловеческой силой бросила парня на кровать. Тело, ударившись о бетонную стену, рухнуло на постель. Парень схватился за голову. Жилка на его мускулистой шее начала сильно пульсировать. Твой взгляд скользнул по его плечам и спустился ниже.
Он с трудом выговорил:
- Слышишь… меня?
Ты легла рядом с парнем и прижалась к его горячему торсу, через одежду ощущая тепло мужского тела. Дыхание юноши стало тяжелым. Грудная клетка вздымалась и опускалась соответственно ритму ее взволнованного дыхания. Мир кружился от сильнейшего прилива крови к голове. Он попытался сжать кулак, но рука обессилено рухнула на постель.
Полы халата разошлись. Голова легла на его плечо, а мягкие волосы задели лицо. Он зажмурившись подул, и локоны разлетелись в стороны. Ты погладила его шею, самую малость, впиваясь в тело кончиками пальцев.
- Прости, надеюсь, я не сделала тебе больно?
Ты запустила пальцы ему в волосы, пригибая голову ближе. Твой язык пробежал по его губам. Тебя увлекло усилие, пробудить в парне страсть.
Халат сполз и повис на локтях, сковывая движения. Ты гладила его тело, и мяла пока он не издал первый стон наслаждения. Где-то в потаенных уголках его сознания, вяло пульсировала мысль, что он ведет себя безрассудно, но сейчас об этом абсолютно не хотелось думать. С каждым поцелуем и прикосновением, страсть разгоралась в нем все сильней. Он пытался бороться. Бороться с тобой и своими желаниями...
Твои губы скользнули вниз по его шее, спустились до воротника кимоно, которое теперь мешало. Ты распахнула на нем рубаху и обнажила мужскую грудь. Медленно склонилась над парнем и коснулась губами его торса... В этот раз переживаемое им наслаждение не было таким, как прежде. Оно доставляло ему особенно острое удовольствие.
Он прошептал твое имя, и крепко обвив твою талию, прижал к себе.
- Я столько времени… тебя ждала…
Парень перестал сдерживать клокотавшую в нем страсть. Он перевернулся и упал на тебя, прерывисто дыша, покрывая твое тело поцелуями. Ты взяла его за голову и прижала ее к своей груди в том месте, где колотилось сумасшедшее сердце.
- Пообещай… на этот раз… остаться… - попросила ты.
Юноша закрыл глаза и сжал кулаки.
- Я люблю тебя… - призналась ему ты.
Парень уткнулся носом в подушку и подумал: << если человек смог полюбить один раз, значит.. полюбит и второй? >>
- Ты мне нужен…
Ты целовала его медленно и нежно, стараясь отвлечь от посторонних мыслей. Из его глаз незаметно хлынули слезы и что бы их спрятать, он сильней прижал тебя к себе.
<<Прошлого не вернуть>> - пронеслось у него в голове, а вслух он произнес:
- Я хочу начать новую жизнь…
Ты зарылась в его объятиях и слегка улыбнулась.
- Будь моей.

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-033.html
вторник, 4 сентября 2018 г.
Тест: Прохлада [Far Cry 5] john seed; music: hammock - oh john... Kitagawa Momo 14:02:47
­Тест: Прохлада [Far Cry 5]
john seed;


­­­­


­­
music: hammock - oh john (reinterpretation)



Мама отчаянно нуждалась в вере, больше невидящая ничего вокруг.
Так вы и оказались тут - в Монтане. Край небывалых красот, острых гор и поющих рек, пышущих полей и греющего солнца, всё здесь было не таким, как в душном мегаполисе, из которого она бежала. А вы пошли следом, не в силах отпустить её. Сложно было адаптироваться на новом месте, особенно, когда тяжело больная матушка грузом упала на ваши плечи и ничего не оставалось, кроме как работать усерднее, общаться с другими ближе, и в конечном итоге приветливые прихожане отправили вас к Джону, у которого была возможность и связи, дабы снабжать вашу маму хотя бы лекарствами.
Младший Сид внушал страх, в прочем, как и его братья. Вы точно знали, что именно этот миловидный мужчина вырезал на теле вашей матушки то слово: "Уныние", и от того нахождение рядом с ним казалось наказанием. Он был непредсказуем, и точно помнил, что в отличии от своей мамы не проходили обряд крещения. Ваша кожа была не тронута, без единого следа шрама, не то, что его. Он словно специально распахивал свою рубашку так, чтобы все видели вырезанные на груди буквы. Однако, в отличии от других молодых прихожанок, вы смотрели Крестителю неиначе как только в глаза, лишь бы убедиться, что шатен слушает внимательно и внимает каждому вашу, немного робкому, слову. Хочется верить, в чистоту его намерений, от чего вы {censored}, не почувствовав пристального взгляда голубых глаз на своей спине. Джон не обманул - в выделенном вам доме за короткий промежуток времени стали появляться множество дорогих лекарств, от которых матушке становилось лучше. Чаще чем прежде, Сид начал заявляться на ферму, где вы работали, требуя отчетности лично от вас.
- Еще раз спасибо, - вы учтиво склоняете голову, а губы несдержанно тянуться в улыбке.
Вы не могли сказать, было ли это на счет лекарств, или маминого состояния в принципе. Еще никогда [имя матери] не была настолько живой, настолько ей тут нравилось.
- Не стоит благодарностей, [и], - бледные губы Джона чуть краснеют, он улыбается, - Тебе тоже стоит сказать спасибо.
- А? - искренне недоумеваете вы.
- С твоим появлением посевы тут зацвели, - Креститель дотрагивается до листвы виноградника, - отец подумывал отвести это местечко под блок пост, но ты его спасла.
Его голубые глаза как-то неоднозначно блеснули, а ваши щеки подернул румянец. Всегда приятно слышать похвалу в свой адрес, а уж от симпатичного мужчины, еще и искреннюю. Ваши руки соприкоснулись, когда шагающий Джон случайно слишком сильно поддается в вашу сторону. Его взор мгновенно возвращается к вашему лицу.
- Простите, - только и успеваешь выпалить ты, впервые за всё время боясь расстроить шатена, - Как-то неловко получилось, да?
- [и], не хочешь ли ты наконец-то пройти крещение? - вдруг Джон останавливается, и разворачивается к вам всем телом, напоминая о видимой разнице в росте, - Всё равно, так или иначе, когда-нибудь тебе придется это сделать.

Его сильные руки осторожно держат вас над водой, вам боязно и слегка холодно. На долину Холланд опустились сумерки, и сейчас глаза Джона казались вам особенно голубыми, слегка подсвеченные светом фар от его машины. Одна теплая мужская ладонь ложится вам на грудь, погружая в воду. Задерживаете дыхание, вместе с тем закрывая глаза. Вода холодная, а из-за того, что вы в одежде, кажется вязкой. Три секунды, шесть, девять. Сид аккуратно поднимает вас из вод реки. Его ладони обхватывают девичье личико, и темноволосый припадает своим лбом к вашему. Улыбается, как обычно делают влюбленные мужчины, добившиеся взаимности.
- Вот и всё, дитя, - шепчет он, и запечатляет на вашей холодной коже целомудренный поцелуй.
- Вы не будете вырезать грех на моей коже? - тихо интересуетесь вы, уже будучи у машины.
- Только когда ты сама будешь к этому готова, - взгляд голубых глаз наблюдает за вашей голой спиной, в боковом зеркале, - Я должен знать точно, каков твой грех.
Подходите к нему, укутанная в теплый, немного колючий плед. Дыхание Сида немного сбивается, от осознания того, что вы под тканью практически обнаженная, не считая нижнего белья и тонкой ткани длинной ночной рубашки. Пробираетесь в машину, сильнее кутаясь в теплый материал, вдыхая приятный запах Крестителя. Слава о младшем Сиде ходила страшная: что он садист, что он маньяк, что нет в нем ничего святого. Но вы не видели в нем всего этого, он был с вами добр и ласков, как никто прежде.
- Красиво тут ночью, - констатируете вы, смотря, как на темной, ребристой глади воды пляшут огоньки округа Хоуп, - тихо и безмятежно.
Джон подходит к вашему месту, огибая автомобиль, и просовывается внутрь, включая печку, дабы не дать замерзнуть окончательно. Чувствуете его дыхание и жар тела непозволительно близко, из-за чего собственное дыхание сбивается. Сиду нравится всё происходящее, иначе его прекрасные голубые глаза не сверкали так радостно, когда его лицо оказывается совсем близко. Медленно, лишь бы не спугнуть вас, он приближает свои лицо к вашему, обращает взор в ваши глаза, когда, чуть дрогнув, девичьи веки закрываются, Джон соединяет ваши уста, запуская мощную ладонь в влажные локоны волос. Отстраняетесь, когда переполняющие грудь эмоции начинают душить, на что младший Сид не настаивая, касается разгоряченными губами сначала вашего лба, а затем и губ.
- Я бы хотел поддаться с тобой греху, но Джозеф будет злиться, - с усмешкой проговаривает он, - Я ведь не должен забывать о своем долге.
- О Джон, - вы широко улыбаетесь, тихонечко посмеиваясь, - Это было предложение руки и сердца?
Он издает неловкий смешок, опуская голову, затем вновь поднимая её, бегая взглядом по лицу девушки.
- Почему бы и нет, [и]?

Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108
­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-247.html
воскресенье, 2 сентября 2018 г.
НЯМ-НЯМ
Играй прямо в браузере!
tolxy.com
Я просто в ахуе ушла .... ага 20:55:04
я в ахуе какой бред я писала в свои 10 лет
привет.
сейчас мне 16.
11:44:25 Пeтрова
ура эра папиных дочек вернулась
воскресенье, 26 августа 2018 г.
Тест: Соблазн 18 [Tokyo Ghoul] Слишком мало Фуруты. И не надо... Kitagawa Momo 08:19:23
­Тест: Соблазн 18 [Tokyo Ghoul]
Слишком мало Фуруты. И не надо удивляться, что тут есть насилие, я не вижу Фуруту без него, да. =_=


Энергия на исходе. Уже просто нет сил бороться, хочется упасть всем телом на пол, закрыть глаза и не открывать их, чтобы больше никогда не видеть этой наглой усмешки, которую тебе хотелось подпортить одним взмахом своего кагуне, оставив на лице противника только крупное пятно крови, чтобы потом же его и слизать, победно усмехаясь над его поражением, над тем, что ты сейчас купаешься в его крови, над тем, что у него больше не будет возможности тебя своей слащавой улыбкой, от которой тебя пробирало в дрожь до костей. Но собственные ноги уже не держали тебя, они тряслись от усталости, словно налившись свинцом, и хотелось упасть на колени. Но это ещё не конец. Тебе не хотелось проигрывать ему - Нимуре Фуруте, который, ухмыляясь, поглаживал руками кагуне Ризе, искосо наблюдая за тобой озорным и торжествующим взглядом.

- А ты сильная, - признался на полном серьёзе Фурута, наблюдая за твоими попытками приблизиться к нему. - Я то думал, что тебя надолго не хватит, но всё оказалось куда лучше, чем я себе представлял, - его тон снова приобрёл беззаботный оттенок, а взор опустился на дыру в твоём плече, куда он нанёс свой удар.

- Заткнись! - оскалившись, произнесла ты, сжав руки в кулаки. - Не желаю ничего слышать от тебя!

Ты нашла в себе последние силы и понеслась на противника. Ты не слышала ничего, что говорил тебе разум, иначе бы уже остановилась, сдалась и убежала бы обратно для своего же блага. Ты слышала только быстрый стук небольших каблуков под собой и видела лишь одно - ухмылку Фуруты, который стоял на месте, спокойно ожидая твоего нападения. Чувство ярости ещё больше охватило тебя, поэтому ты сделала резкий рывок и занесла своё кагуне для атаки. Всё было как в замедленной съёмки. Несмотря на то, что всё это происходило несколько секунд назад, ты успела запомнить лишь его непринуждённую ухмылку, а дальше - всё как во тьме.

Ты открыла глаза лишь тогда, как острая боль охватила тебя в области живота. Ты опустила взгляд и заметила, что ты сидишь на коленях, а из живота сочится багровая жидкость, окрашивая своим цветом белоснежный пол. Всё тело тряслось от боли, хотелось взвыть, но даже на это не было сил. Они окончательно покинули твоё почти безжизненное тело. Ощущение такое, будто в тебя вонзили тысячу игл и каждую вдавливали в тело ещё сильнее, высасывая из него физическую силу. Лишь звук приближающихся шагов заставил тебя очнуться окончательно и, когда ты заметила рядом со своими ногами чёрную обувь мужчины, ты медленно, словно в полудрёме, подняла взгляд на его лицо. Он склонился к тебе, склонив голову набок, как сова, и с непринуждённой улыбкой рассматривал твоё лицо, искажённое царапинами, яростью и вымученностью.

- Кто же тебя просил лезть на рожон, (Твоё имя)? - беззаботно поинтересовался он.

Ты оскалилась, как дикий зверь, и плюнула ему в лицо кровью, которая скопилась у тебя во рту из-за глубоких повреждений.

- Вот же! - наигранно-возмущённ­ым тоном произнёс он и, нахмурившись, выпрямился, стерев рукой со своей щеки плевок, смешанный с кровью. - Даже в таком состоянии ты продолжаешь дерзить мне, чертовка, - на его лице снова появилась довольная улыбка, выражающая восхищение твоей смелостью.

- Да пошёл ты! - рявкнула ты. В твоих глазах сверкала ярость, смешанная с отвращением к этому человеку. - Уйди прочь! Ты сделал своё дело, так теперь проваливай, дай мне спокойно сдохнуть, чёртова ты скотина!

Он лишь рассмеялся на твои слова, схватившись за живот. Ты сжала кулаки до побеления костяшек, впиваясь в самую кожу ногтями, пока из сомкнутых ладоней не потекли струйки алой жидкости. Как же хотелось разорвать его в клочья, выпустить ему кишки, загрызть к чёртовой матери. А он лишь оценивающе разглядывал, как при тяжёлом и прерывистом дыхании вздымалась твоя полуобнажённая грудь, прикрытая лишь лоскутками серой ткани, из которой когда-то была полноценная блузка. Глаза Фуруты сверкнули совсем по-иному, он облизнул пересохшие губы, чувствуя нарастающее возбуждения от столь откровенной картины.

- Впервые вижу тебя такой беззащитной, - он медленно обошёл тебя со стороны, замерев позади. Даже твоя спина была едва ли прикрыта. Его взгляд впивался прямо в твою кожу, отчего ты почувствовала себя униженной от того, что он получает извращённое наслаждение, любуясь безоружной, полуодетую девушку, которая даже не в силах встать. Ты вся сжалась от стыда, обняв себя обеими руками, чтобы хоть на немного почувствовать себя прикрытой. - Мне однозначно нравится это зрелище.

Он снова обошёл тебя и, оценивающе, как товар, разглядывал с наслаждением твою персону, твоё тело, каждую царапину на нём. Его так возбуждал вид крови на твоём полуобнажённом теле, возбуждало твоё тяжелое дыхание, под которым поднималась грудь, возбуждало ощущение власти над тобой.

- Было бы правильней оставить умирать тебя здесь, но, - он приблизился к тебе и, присев на корточки, поднял твоё опущенное лицо за подбородок, заставляя взглянуть в собственные глаза, в которых отражались танцующие бесенята, - соблазн слишком велик.

Одним движением руки он опрокинул тебя на пол. Ты ударилась головой об пол и простонала от боли, с трудом выгнувшись телом. Нимура навис над твоим израненным телом, бегая взгляду по ненужным ошмёткам одежды, которые закрывали ему вид на самое интересное. Одним движением своего кагуне он разрезал ткань, прикрывающую твоё тело. Взвизгнув, ты прикрыла руками свою обнажённую грудь, на что гуль только усмехнулся.

- Не смей этого делать, убл*док! - взревела ты, чуть ли не надорвав горло от собственного пронзительного крика.

- Ты такая милая, когда смущаешься, - его уста накрыла очередная насмешливая улыбка. - Но ты ведь ничего не сможешь мне сделать, верно?

От его слов ты ещё сильнее оскалилась и, освободив одну руку, занесла её для удара, но та была перехвачена его рукой. Ты зарычала от злости, подобно животному, сверля его взглядом, полным ненависти.

- Ну-ну, доминирую тут я, так что тебе придётся подчиниться, - до тошноты приторным голосом сказал Нимура, слегка сжав твоё запьястье. Ты сжала захваченную в плен руку в кулак. - Не беспокойся, мы оба получим наслаждение.

- Ненавижу тебя, сволочь! Ненавижу! - продолжала кричать ты, ёрзая под его телом.

Твои ядовитые слова ничуть не задели молодого человека. Он лишь в очередной раз усмехнулся, наслаждаясь собственной властью над тобой. Твои жалкие попытки выбраться лишь смешили его. Нимура улыбнулся, провёл свободной рукой по твоей щеке, призывая успокоиться, но ты совершила попытку укусить его. Он успел резко отдёрнуть руку, прежде чем твоя челюсть сомкнулась, щёлкнув зубами, и недовольно поцокал, качая головой.

- Придётся приручить дикого зверька.

Ты яростно промычала и попыталась атаковать его второй рукой, но он успел и её перехватить. Соединив твои руки в одну свою, сомкнув их на запястьях, он поднял их над твоей головой, а сам молниеносно приблизился к твоему лицу, впившись в полуоткрытые уста, из которых вылетали оскорбления в сторону парня. Почувствовав привкус его губ, ты поморщилась от отвращения и попыталась укусить его за нижнюю часть, но тот успел оторваться от тебя и свободной рукой надавил на твою открытую рану на плече. Ты замотала головой, завывая от невыносимой боли.

- Будь хорошей девочкой и не сопротивляйся, хорошо? - он растянул губы в сладкой улыбке и, воспользовавшись возможностью, оценивающе проскользил взглядом по твоему телу. Ты чувствовала его взгляд на себе, тело отозвалось мурашками и стыдливым румянцем. - Без одежды ты мне нравишься гораздо больше, (Твоё имя), - снова приторная улыбка и он коснулся подушечками пальцев затвердевшего соска.

- С*кин сын! - ты закусила до крови нижнюю губу. Хотелось умереть, потерять сознание, только бы не чувствовать его прикосновения и уж тем более не получать от них удовольствие, смешанное с отвращением.

- Скоро ты назовёшь меня по имени, а не этими "ласковыми" словами, - сделав с ухмылкой на этом предложении акцент, он склонился к твоему лицу, норовясь поцеловать.

Ты плотно зажала рот, из-за чего парень, встретившись с препятствием, горько усмехнулся. Брюнет опустил ладонь на твою грудь и со всей силы сжал её, из-за чего твой рот непроизвольно открылся. Он воспользовался этой возможностью и, соприкоснувшись с твоими губами, проник языком в ротовую полость. Ты зажмурила глаза, всё ещё сжимая руки в кулаки, и промычала сквозь поцелуй, когда его язык начал буквально везде блуждать, изучая территорию. Не было никакого желания отвечать на его ласки, несмотря на реакцию тела, которое начало покрываться жаром от его пылкого поцелуя, от руки, которая уже несильно сжимала грудь, надавливая пальцами на чувствительную горошинку. Чувствуя на твоих губах металлический привкус, он начал посасывать нижнюю губу, вытягивая из небольшой ранки алую жидкость, причиняя боль, от которой, как тебе казалось, у тебя начинали неметь губы. Ты попыталась повернуть голову в сторону, чтобы разорвать поцелуй, но его рука в одно мгновение оказалась возле твоего плеча и тонкие пальцы вошли в открытую рану. Ты закричала от боли и выгнулась в спине, боль, словно электрический ток, прошлась молнией по каждой нервной клеточке тела.

- Ну почему же ты ничего не понимаешь с первого раза, (Твоё имя)? - посетовал наигранно молодой человек, изогнув уголки брови вверх, выражая расстройство.

- Отпусти меня... - жалобно простонала ты, уже не в силах яростно сопротивляться.

- Отпустить? - озадаченно спросил Фурута, сделав вид, будто он задумался над твоими словами. - Нет, - отчеканил он, улыбнувшись своим мыслям. - На мой взгляд, это плохая идея. Мы же оба получаем удовольствие, так зачем прерывать такое веселье?

- Наслаждаешься здесь только ты! - сквозь зубы процедила твоя персона, прожигая его холодным, измученным взглядом.

Парень издал тихий смешок на твои слова, затем сделался серьёзным.

- Что же ты сразу не сказала, что я тебя не удовлетворяю?

Не дождавшись ответа, он взял тебя за волосы и потянул вверх, из-за чего тебе пришлось задрать голову, стиснув зубы от боли. Как только твоя шея оказалась полностью открытой его взору, он опустился к ней, покрывая кожу лёгкими, почти невесомыми поцелуями. Ты содрагалась от его ласк, дыхание стало сбивчивым, но ты из последних сил сдерживала ответную реакцию на его прикосновения. Было противно, отвратительно и... приятно. Тебе было неуютно чувствовать себя, находясь во власти смешанных чувств, ибо хотелось испытывать только одно-единственное чувство - дикое отвращение. В голове ты яростно, словно заклинание, повторяла: "Ненавижу, ненавижу, ненавижу!", но тело упорно отрицало это признавать, предательски поддаваясь на его бесстыдные ласки. Он впивается в кожу зубами, слегка оттягивая её, и ты сдавленно шипишь от боли, прижимая ноги к друг другу. Нимура оставляет напоследок багровый засос на бледной коже как знак того, что ты принадлежишь ему, и спускается ниже.

- Так совсем неудобно, - сетует парень, сжимая запястья твоих скованных рук. Он снова склонился к твоему лицу и взглянул в твои глаза. В его бархатном взоре не осталось ничего беззаботного, глаза Фуруты налились холодностью и жёсткостью. Его взгляд пугал. Но пугал приятно щекочущим страхом, заставив тебя почувствовать приятное томление внизу, из-за чего ты свела вместе брови, пытаясь поборть эти отвратительные для своей гордости ощущения. - Даже не вздумай как-то сопротивляться. Ты же знаешь, что я могу в любой момент выпустить кагуне и разрезать тебя напополам, милая?

- Да разрезай хоть сейчас! - в пылу говоришь ты повышенным голосом, совсем не чувствуя страха от мысли, что в один миг твоя жизнь может оборваться. Уж лучше умереть, чем продолжать унижаться под ним, довольствуясь его нахальной улыбкой.

Снова раздаётся его смех, эхом, как в пещере, раскатываясь в заброшеном здании, где началась ваша битва. Этот отвратительный тебе смех, вызывающий яростную дрожь по всему телу.

- Ну ладно, тогда я буду медленно тебя убивать, чтобы ты каждой клеточкой тела ощущала всю боль, которую я тебе причиню, - с непринуждённой улыбкой отозвался он, проведя пальцем по ещё незажившей ране на плече.

Ты вздрогнула, уже чувствуя ноющую боль в области, где находился его палец. Он испытующе посмотрел на тебя, ожидая послушания. Хотелось ещё раз плюнуть ему в лицо, доказать, что ты никогда не покоришься. Но когда он снова начал надавливать на рану, тебе пришлось стиснуть зубы и кивнуть на его слова. Фурута, довольный твоим решением, одобрительно улыбнулся.

- Мне нравится, когда ты слушаешься меня, (Твоё имя), - он склонился, поцеловав тебя в висок, словно в качестве награды, отчего ты презрительно фыркнула. - Не сопротивляйся, иначе мне придётся тебя убить. Ме-дле-нно, - он специально растянул эти слова с привычной ему ухмылкой, наслаждаясь тем, как ты подавляла в себе желание стереть его в порошок.

Почувствовав, что его хватка ослабела, ты освободила затёкшие руки и снова прикрыла ими грудь, вспомнив о том, что ты находишься перед ним в таком смущающем виде. Он снова усмехается, глядя в твоё лицо залитое ярким румянцем. Ты хмуришься и сжимаешь губы, стараясь изо всех сил сдержать себя от того, чтобы не оставить на его щеке мощный отпечаток руки.

- Что я там не видел? - усмехается он, глядя на твою прикрытую грудь. Ты скалишь от злости, краснея ещё больше и от злости, и от смущения.

Он же снова хватает тебя за запястья, на которых ещё остались следы от его прошлой хватки, пытается отвести их в сторону. Но, столкнувшись с сопротивлениями, он лишь обречённо вздохнул под твой упрямый взгляд. Тогда он приблизился к твоему лицу и резко впился в твои губы, грубо сминая и кусая их. Ты промычала от боли и, потеряв бдительность, ослабила свои сопротивления, благодаря чему парню удалось развести руки в сторону. Всё ещё держа из за запястья, он опустился к груди и коснулся языком розовой бусинки. "Проклятье!" - пролетело у тебя в голове, когда тело задрожало от возбуждения, а из уст уже готовиля вырваться стон. Ты вся напряглась, снова закусила губу, наплевав, что саднящая рана ещё не успела зажить. Рот напряжён вместе с телом и ты стойко терпишь его шершавый язык, скользящий по твоей груди, по затвердевшим от возбуждения соскам. Это приятное, щекочущее чувство разливается истомой по твоему хрупкому телу, но ты стойко сдерживаешь себя. Уж лучше умереть, чем простонать и доказать Фуруте, что его пытки великолепны. Подушечками пальцев он скользит по животу, намеренно задерживаясь на твоей едва зажившей ране. Ты запрокидываешь голову, пытаясь унять нарастающее волнение, смешивающееся со страхом. Фурута приподнялся на локтях, вглядываясь в твоё нервное лицо, и усмехнулся, наслаждаясь твоей реакцией над его садистскими пытками. Пальцы заскользили вниз, стягивая с бёдер юбку. Было желание сжать ноги, а ещё лучше - ударить его за подобную наглость. Но ты понимала, что своими сопротивлениями только сделаешь ещё хуже, поэтому пришлось поддаться, скрипя зубами от ненависти к нему.

- Ты уже стала податливой, - заметил он без тени насмешки. - Мне это нравится.

- Ненавижу тебя! - на одном выдохе сказала ты, царапая ногтями от ярости, вызванным унижением, по твёрдому полу.

- Скоро ты заговоришь по-другому, - уверенно ответил он, проведя рукой по внутренней стороне бедра.

Ты лихорадочно сжала ноги от его прикосновений, краснея от столь непривычных ощущений. Он недовольно поцокал, пригрозив тебе указательным пальцем, и в следующую секунду силой раздвинул твои ноги. Ты охнула от неожиданности, попытавшись снова сжать их, но его сильные руки препятствовали этому, и ты обречённо выдохнула, понимая, что с ним бесполезно бороться. Нимура устроился между твоих ног, не давая возможности больше применять их в действии, и положил руки на твои ягодицы, со всей силы сжимая их, почти впиваясь ногтями в нежную кожу. Ты выгибаешься, закатывая глаза от боли и наслаждений, но не произносишь ни звука. Нет, не в этой жизни. Он ухмыляется, прекрасно понимая, что ты не желаешь подчиняться ему, но от этого азарт в глазах только ещё больше разгорелся. Пальцы сминают ягодицы, затем скользят по бёдрам и свободно проникают в твои предательски мокрые трусики.

- Чёрт! - вырывается у тебя на одном дыхании. Ты жмуришь глаза от стыда. Как бы ни было приятно, но гордость - прочный замок.

- Да твоё бельё хоть выжимать можно, - насмешливым тоном подметил парень.

- Ненавижу... - обессилено, почти полушёпотом, говоришь ты, не узнавая собственного голоса.

Ухмылка расползается по его лицу, а пальцы резко ворвались во влажное лоно. Ты ахнула от нахлынувших чувств и, запрокинув голову, сглотнула ртом воздух, задыхаясь от предательского возбуждения. Нимура торжествующе улыбнулся, чувствуя своё превосходство над жертвой, и с большей уверенностью начал двигаться внутри, накаляя твоё желание до невыносимого предела.

- Перестань! - взмолилась жалобно ты, запрокидывая голову от наслаждения.

- Но тебе ведь нравится, разве не так? - с ухмылкой спросил Фурута, погружаясь пальцами ещё глубже, из-за чего ты, не выдержав, тяжело вздохнула.

- Н-нет... - ты вертишь головой, пытаясь придать голосу уверенный тон, но движения внутри заставляют его дрогнуть от возбуждения, за что ты готова разорвать саму себя в клочья.

- В этом мире столько лжецов, - усмехается молодой человек, надавливая внутри на стенки женского органа, отчего тебя охватывает приятная и нестерпимая дрожь, которую хочется выразить в стоне. Хочется бить кулаками по полу, разбить их в кровь, чтобы чувство боли закрыло доступ к другим мучительным для твоей гордости ощущения, которые сладкой истомой отзывались в интимных уголках тела. Чувствуя всю правильность своих действий, он надавливает ещё сильнее, победно улыбаясь.

Стон вырывается с уст. Этот проклятый стон! Стон, полный жажды, чувств, ярких эмоций, выдающий твоё податливое тело, принимающее со всей жаждой, как голодный зверь, его бесстыдные ласки. Чертовски стыдно. Чертовски противно. И... чертовски приятно. Нимура едва сдерживает себя от довольного смешка, который бы выразил всю его жестокую радость.

- Ну же, скажи моё имя, чтобы мы смогли оба получить удовольствие, - с улыбкой щебечет Фурута, не прерывая эту сладкую пытку.

Ты противишься, яростно мотая головой, уже не сдерживая стыдливых стонов. Слишком поздно, ты уже выдала себя. Хочется ещё терпеть, чтобы заставить его злиться, негодовать от поражения, но терпение подходит к концу, а движения вызывают приятную волну, пьянящую, как крепкий алкоголь, и разум, и тело, изгибающееся от наслаждения.

- Фурута... - стыдливо шепчешь ты, теряя последние остатки гордости и виня себя же за это.

- Ещё раз, - издевательски произносит он, растягивая уста в довольной улыбке.

Да будь он проклят за это!

- Фурута, - ты почти выдыхаешь его имя, когда чувствуешь, как пальцы молодго человека оставляют твоё истерзанное его порочными ласками тело, - возьми меня...

Всё лицо горит от этих постыдных слов, врезающихся в твоё сознание. Но когда он расстёгивает молнию на своих штанах, ты судорожно выдыхаешь, прикрывая веки. Как же хочется сейчас открыть глаза, чтобы увидеть перед собой пустое здание, где не будет этого проклятого убл*дка. Хочется открыть глаза и понять, что это был всего лишь кошмарный сон.

Но как только он входит без малейшего колебания в твоё горячее лоно, утопая в его влажности, ты распахиваешь от неожиданности и лёгкой боли. И, не успевая опомниться, ты уже чувствуешь внутри ритмичные толчки, заставляющие тебя беспомощно изгибаться под ним, пока руки Нимуры блуждают по влажному от его поцелуев животу, по груди, вздрагивающей от каждого его движения - вся эта изысканная картина заставляла его наслаждаться этим прекрасным мигом, когда горячее тело девушки извивалось, когда с уст вылетали стоны, когда она пыталась схватить ртом воздух. Его плоть скользила в тебе как самое мощное орудие пыток, губы начали блуждать по всем доступным участкам тела, и ты ловила это невидимое чувство сладкого томления, готовая кричать от возбуждения, стыда и ненависти.

- Скажи ещё раз, - настаивал он, выдохнув тебе прямо в губы.

- Сволочь... - шипишь ты, вцепляясь руками в его ключицы и надавливая на них как можно сильнее, желая причинить боль. Но жалкие попытки терпят очередное поражение, когда молодой человек резко врывается в тебя всей своей твёрдой и горячей плотью, отчего тебе приходится в бессилии опустить руки и издать протяжный стон, которому Нимура лишь нагло улыбается.

- Неправильно, - игриво шепчет он на ушко, осторожно кусая за мочку, заставляя тебя поморщиться от лёгкой боли и раздражения.

Как же хочется стереть с лица его самодовольную ухмылку!

- Фурута... - через силу бормочешь ты хриплым голосом. Как же противно от того, каким голосом ты произносишь имя своего ненавистного врага. Как же противно от того, что ты получаешь удовольствие от его извращённых пыток, когда он наслаждается твоим румянцем на щеках и шее.

Торжественно улыбнувшись, он хватает руками твою талию и, приподнимаясь, тянет за собой, продолжая двигаться в прежнем темпе. Твои руки вцепились в его плечи, вонзаясь ногтями в кожу, приправляя запах разгорячённых тел запахом свежей крови. Фурута запрокидывает голову от удовольствия, вцепляется пальцами в твои ягодицы, сжимая их, приподнимая руками, помогая двигаться, пока ты стонала от его прикосновений и толчков. Каждое движение как мука удовольствия, как сладкая пытка, которую невозможно вытерпеть. Нимура полностью отдаётся своим чувствам, окутываясь в состояние эйфории, его разум затуманен страстью, он больше ничего не видит, кроме твоего обнажённого тела, подпрыгивающее на нём. Ты хочешь воспользоваться ситуацией и выпустить кагуне, вонзив тому в самое сердце, чтобы он замертво пал, окрашивая пол своей кровью, но... Нет, эта сладострастная мука слишком приятна, чтобы её можно было вот так просто прервать. Хочется дать себе отрезвляющую пощёчину, чтобы вернуться на землю, ведь он твой враг, ты ненавидишь его, а тело предательски со всей дикой страстью поддаётся его ласкам. Тебя должно брать отвращение, тебе должно быть противно. И противно, в первую очередь, за себя, за то, что ты сейчас не сопротивляешься, вместо этого полностью отдаваясь этим неправильным чувствам, позволяя ему довести тебя до края, принимая от него ошеломительный оргазм, как подарок. Это так унизительно, но и одновременно приятно... Эта близость завораживает, возбуждает, доводит до экстаза, заставляет твоё тело гореть от накатывающей истомы... И даже сейчас ты стонешь в порыве чувств его имя, которое доводило тебя до нервного срыва, а он растягивает губы в широкой улыбке, чувствуя вкус своей победы.

Фурута совершает последний грубый толчок, сопровождаемый твоим стоном, и ты чувствуешь, как внутри разливается тёплое семя. Его ладонь касается твоей горячей спины, Нимуре даже кажется, что он бы мог сейчас обжечься, если бы не чувство дикого изнеможения, которое плавно отодвигает в сторону все чувства, эмоции, ощущения. В такт друг другу вы тяжело дышите, ты прижимаешься к нему всем телом, пытаясь привести дыхание в норму. Ты слышишь его тихий смешок и про себя скрипишь зубами, с горечью осознавая, что он всё же добился своего. Да будь он проклят за это! Ты вцепляешься ногтями в его кожу, мечтая разорвать её, но ослабляешь хватку, когда он со смешком начинает поглаживать тебя по спине, что действует на тебя как успокоительное. Ты поддаёшься ему, ты в его власти - он добился этого. И осознавать это ещё противней, чем то, что он смог воспользоваться твоим телом.

- А ведь у тебя была возможность убить меня, - переведя дыхание, подметил с непринуждённой улыбкой Фурута. - Что тебя остановило?

Ты промолчала, лишь тихо вздохнув на его слова, не желая раскрывать карты. Но когда он отстранил тебя, ваши взгляды невольно столкнулись. В его бархатном взоре проскользнула насмешливая искра, будто он догадался, отчего ты отвела стыдливо взгляд, предательски краснея.

- Ну же, скажи мне, - мягким, настойчивым тоном сказал он, касаясь указательным пальцем твоего подбородка, призывая повернуть лицо к нему.

- Ты специально это делаешь? - прошипела ты, отталкивая от себя его руку. - Ты и так всё знаешь... - обречённо вздохнув, ответила ты.

- Но мне бы хотелось это лично услышать, - усмехнувшись, сказал Нимура, проведя подушечками пальцев по твоей талии. Убитая гордость готова была извиться от наслаждения, которое заполнило всё твоё влажное от пота тело.

- Да пошёл ты! - резко оттолкнув от себя недоумённого парня, ты встала с него и поспешно начала искать свою одежду. Но, вспомнив о том, что на тебе оставались только жалкие ошмётки, которые бы не сгодились дли прикрытия наготы, тебе пришлось обречённо вздохнуть и ещё раз возжелать уничтожить с лица земли Нимуру, бесстыдно наблюдающего за твоим отчаянием, которое вызывало у него восторг и насмешку.

- Ну что ж, по крайней мере я тебе одежду должен, - он встал, почесав затылок, и подал тебе свой чёрный плащ, который валялся неподалёку от того места, где лежали вы с ним, отдаваясь страсти и наслаждениям. При воспоминании об этом Нимура довольно улыбнулся, а ты проскрипела зубами, желая поскорее отогнать от себя то, что заставило тебя так низко пасть перед врагом. - Хотя без одежды тебе гораздо лучше, - кокетливом тоном прошептал он на ушко, подавая тебе свою одежду, из-за чего ты нервно вздрогнула и грубо отняла у него плащ, торопливо накинув его на обнажённое тело.

- Это... ничего не меняет... - сиплым голосом говоришь ты, хмурясь и незаметно для себя густо краснея, сжимая в руках его вещь. На нём ещё остался его запах: притягивающий, соблазнительный... Всё нутро трепетало при воспоминании о его прикосновениях, которые обжигали твою кожу. Но ты дала себе мысленно оплеуху и ещё больше нахмурилась, уверенней произнеся, - Я всё равно тебя ненавижу!

Он усмехается твоим словам и, приобняв себя обеими руками, развернулся в противоположную от тебя сторону. Внутри всё защемило, мучительно отзываясь в сердце. Неужели он готов вот так просто уйти после того, что между вами было? Чёртов убл*док! Да как же тебя угораздило испытать с ним наслаждение и возжелать после этого ещё больше его?

- Если хочешь, можешь пойти со мной, я не против ещё раз подчинить тебя, моя милая чертовка, - слащаво протянул парень, приторно улыбаясь, давая тебе надежду на то, что это ещё не последняя ваша встреча.

Он быстро исчез из твоего поля зрения, прежде чем твои уста успели открыться, чтобы пустить в него очередной яд. Но так ли пылка была твоя ненависть к Фуруте, как тайное желание ещё раз попасть под его власть, почувствовать себя слабой под ним и ещё раз насладиться этой ненавистной ухмылкой. Сама ненависть хочет страстно любить. Или любовь толкает к страстной ненависти...

­­

http://phasetoleon.­beon.ru - оставляем комментарии здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1113-156.html
Тест: Shadow of the past | Kamigami No Asobi ~ snow memories Guns... Kitagawa Momo 08:18:35
­Тест: Shadow of the past | Kamigami No Asobi
~ snow memories


Guns N’roses – Sweet Child O' Mine


Вы настойчиво шли к своей цели, иногда путаясь в темном плаще, когда холодный ветер со снегом, завывая, пытался столкнуть вас со снежной горы, на которую вы так долго поднимались. Забрезжило северное сияние, и вы, казалось бы, вот – уверенно схватитесь за лекарственное растение, но уже давно оледеневшие ноги в тонкой обуви не слушаются, и вы с криком падаете вниз, пока вдруг… кто-то не хватает вас за шкирку, будто нашкодившего котенка, с особой брезгливостью.
- Чой-та здесь человек-то делает? – игриво, выговаривает помогший, все же отпуская вас где-то в сантиметре от земли, от чего вы падаете в сугроб, а после удивленно смотрите на представшего перед вами странного человека, который слегка накручивал на палец алую косичку, смотря на тебя с интересом в жемчужных глазах. – Ой-я, прости, кажется, я не удержал такую тяжелую тушку.
Вы вспыхнули, желая сказать, что пришло в голову, но появился второй странный человек в белоснежных одеяниях, от которых исходил яркий, солнечный свет, из-за которого вы инстинктивно зажмурились.
- Локи, ты поступил немного жестоко, - у второго «персонажа» был теплый, мягкий голос, как и его льдинки глаза, сверкающие в ночном свете. Он напомнил вам солнце, которое очень редко появлялось в своих владениях, уступая место северному сиянию и холодной ночи.
- Знаю я, знаю. – немного искривившись в лице, выражая «усталь», названный Локи, картинно вздохнул, разведя руками, когда до вас дошло – перед вами стояли самые настоящие боги, которые в последнее время отвернулись от людей. - Может, она пришла убить тебя? – продолжил свои догадки огненноволосый, сложив руки на груди, - может, эти людишки все же послали эту девчонку, чтобы убить тебя из-за той легенды?
На последней фразе бога проказ и огня вы тяжело вздохнули, вставая, при этом, потерев ушибленное место, подняв взгляд на выступ горы, на котором рос цветок в виде звезды.
- Зачем мне это? – вставили вы свои пять копеек, пока Бальдер – бог света внимательно внимал словам своего друга. – Мне нужно лишь то лекарственное растение. – вы почесали затылок, кутаясь в легкое пальтишко, которое вы схватили первым попавшимся по дороге к выходу из небольшого «здания» больницы, если ее можно было назвать так таковой, после указав на одиноко растущий цветок.
- Вот видишь, Локи, твои подозрения не оправдались, - тепло, улыбнувшись, ответил Бальдер, когда Локи разочарованно вздохнул, а вы снова стали карабкаться к нужному вам выступу, пока не услышали начавшийся спор.
- Она совсем не плохая, я хочу ей помочь! Тем более она такая забавная и «теплая», - бог света улыбнулся, смотря на вас, когда вы в очередной раз чуть не упали, крепко вцепившись в каменистую свободную от снега породу.
- И ты снова навернешься, - грубо оборвал его тот, не разделяя эмоций своего брата и по совместительству друга. – Лучше уж я, - скрипя зубами, проговорил бог огня, чувствуя, что его уже в который раз заставили делать то, что он бы никогда не сделал ни в какую.
- Эй, мелкая. Я сейчас тебе помогу, - резко бросил аловолосый под смешок Бальдера.

***

Юи настойчиво потрясла вас за плечи, от чего вы сразу же распахнули глаза, удивленно взирая на Кусанаги, которая соизволила разбудить вас посреди ночи.
- Что-то случилось? – вы пару раз сморгнули.
- Ты плакала во сне.
- Да? Прости, я, скорее всего, помешала твоему сну, - вы неловко улыбнулись, прикасаясь к еще влажным дорожкам на щеках, снова стараясь стереть из памяти бывшую жизнь, когда Зевс решил ввести вас в свою игру, сделав верным псом и помощником. Но с другой стороны, он спас вас от смерти, забрав в свои чертоги, сделав такой же богиней, подарив вечность, когда вы немного подросли и изменились как внутренне, так и внешне под наблюдением нимф и фавнов, которые играли с тобой; под наблюдением «солнца» Аполлона, который спешил показать тебе весь мир.
- Нет, что ты. Все в порядке, (Ваше имя)-сан. – Юи сразу же приподняла руки вверх, начав отмахиваться от твоего извинения, вдруг внезапно вспыхнув, а, после, проговорив, слегка заикаясь, - Можно спросить у тебя кое-что?
- Конечно, все что хочешь, Юи-кун, - вы обняли руками подушку, тепло, улыбнувшись девушке, которая в волнении теребила край своей ночной рубашки, присев на краешек вашей постели в черные воды шелка.
- Это.. А ты, можешь, научить меня готовить тот пудинг? – сорвался с ее уст быстрый вопрос, заставивший вас рассмеяться, а после ласково потрепать девушку по голове.
- Конечно, Юи-кун, с радостью, но только с одним условием, - вы задорно улыбнулись, - пожалуйста, без «сан». Меня не удовлетворяет такая фамильярность. Начинаю чувствовать себя старухой.
- Но, ты же все…- но, увидев ваш взгляд, быстро исправилась, - хорошо, (Ваше имя).
- Вот и отлично. – улыбнулись вы девушке, которая смущенно потупила взгляд.
«Я никогда не хотела становиться божеством, тем более богиней, покровительствующей­ медицине и духовной мудрости», - вы тяжело вздохнули, проговорив такую фразу про себя, смотря на то, как Юи медленно залезла на свою постель, после удобно прилегши на бок и накрывшись мягким одеялом. Похоже, сон быстро захватил ее в свои объятья, а ты все не могла заснуть, поэтому решила проветриться. Накинув на ночную рубашку темный плащ, напоминающий плащи эльфов из сказов, вы вышли из комнаты, под недовольное ворчание Мелиссы…
… Ночной воздух прервал плохие мысли, унося их куда-то далеко в звездное небо. Уйдя достаточно далеко от академии к беседке с белыми колонами, вы сели в мягкую траву, чувствуя, что волнение осталось с вами, не желая покидать – в сердце ныло, было так больно, что казалось, будет проще просто вырвать болящий орган, или «отключить» человеческие чувства, которые не исчезли с детства, а снова и снова всплывали на поверхность, когда вы, улыбаясь, «выходили сухой из воды» из проделок и шуточек Локи, или же ловили Бальдера, который вечно падал, спотыкаясь о свои же ноги, просто напросто путаясь в них.
- А они меня совсем не помнят, - не ведаете, но слова сорвались с уст, словно птица, заставляя пришедшего вздрогнуть и поднять на вас взгляд
- Тоже не спиться? – мягкий, знакомый голос нарушает ваше уединение, заставляя в удивлении повернуться на звук. Пред вами предстает Бальдер, несколько замученный плохими снами, но с нежной, теплой улыбкой.
- Да. Дурные сны? – вы слегка наклоняете голову в бок, чувствуя себя неловко, так как вы все же в одной ночной рубашке.
Он медленно кивает, отводя взор на звездное небо, а после садиться рядом с вами, потому что знает, что беззвучный вопрос о просьбе присесть рядом давно услышан – вы кивнули прежде, чем он успел спросить. Но при этом... он начинает сомневаться в его отношении к вам. Внезапно, бог света поворачивается к вам, пока вы увлеченно рассматриваете созвездия. Его давно глодали подозрения, а сейчас их стало еще больше. Бальдер давно заметил, что вы знаете все шуточки Локи, все его привычки и черты характера, как будто его, вы знаете как саму себя, как и его самого, потому что вы часто перекладывали лишнее мясо на его тарелку под удивленный взгляд Локи, который после старался строить козни вам, поддавшись ревности. Или тот день, когда, отправившись вместе со всеми на пляж, вы предпочли всем спокойного Аида, которому вы спели венок из белых нежных цветов, увенчав им его голову, под его удивленный вздох и взгляд алых глаз. Поэтому, поборов в себе другие думы:
- (Ваше имя), - он неожиданно зовет вас старым именем, на которое вы по привычке отзываетесь, пробормотав:
- Да? – но как только вы понимаете, что сказали, прикрываете рукой рот, смотря на побледневшего Бальдера.
- Ты… - он сжимает руки в кулаки, когда костяшки белеют, а ногти впиваются в кожу почти до крови. Тягостное молчание нависает над вами свинцовой тучей, которая оповещает о предстоящей грозе. Очередное воспоминание всплывает из памяти..

Ваши руки дрожали – ожоги на ваших руках гноились, и приходило ощущение того, что вы гниете изнутри, когда в очередной раз вы, молча и терпеливо получали пощечины от своей же сестры, ненавидящей вас всем сердцем. Нет, эта девушка с глазами бирюзы не говорила вам этого, вы ощущали это на уровне интуиции, так как вы прекрасно читали чувства других людей, которые не слишком любили вас, но вы все же нашли компанию для себя, убегая из дома и проводя время с вечно бунтующим, недовольным Локи, который старался выпихнуть вас из их «пещеры» или как он говорил «логова», но Бальдер всегда останавливал его, предлагая присесть рядом с ним. А когда все же редкая, но все же весна проклевывалась из-за снеженных метелей, вы плели венки, после, даря их Локи и богу света, который, улыбнувшись, пытался повторить за твоими движениями и подарить такой же венок. И со временем, Локи через силу, но признал, что люди не все плохи.
И вот, без сознания упав в холодный снег, вы пытались не сгореть внутренне – тело ломило, бил озноб, а температура сыграла злую шутку, решив, что сейчас самое подходящее время. Опутанные руки старыми тряпками показались на свет, предавая виду ужасные ожоги – вид обожженной, обваренной плоти. Сознание медленно уплывало, когда вас наконец-то кто-то настойчиво тряс за плечи.
- Эй, мелкая! Эй… очнись. Дурочка, не засыпай.
- Что происходит? Локи, в чем дело? Что происходит? Локи! Ответь, пожалуйста, - такой же взволнованный голос Бальдера прорезается через пелену сна.
- Тч… все люди одинаковые… поэтому, не люблю людей…. – крик отчаяния наполнил тишину и твой слух, когда…


Вас сжимают в объятьях, обойдя все ваши попытки уйти и сбежать. И вам остается только тяжело вздохнуть, позволяя себе ненадолго расслабиться от всей лжи, обняв своего друга в ответ, поглаживая того по голове, как ребенка, медленно пропуская пшеничные пряди сквозь пальцы, как водопад.
- Почему ты так долго лгала? – его взгляд, похожий на холодный айсберг минуту назад смягчается, оттаивает, приобретая нежный, теплый взгляд голубых колокольчиков по весне, или тонкой лазури. Он отстраняется, ласково прикасаясь к вашей щеке холодной кистью, когда вы мягко улыбаетесь в ответ.
- Я думала, меня уже давно забыли. Столько столетий прошло, да и я уже не та маленькая девочка.
- Да ты все равно всегда будешь для меня мелкой! – вдруг знакомый недовольный голос заставляет вас вздрогнуть вместе с Бальдером и поднять головы, увидев свесившегося с крыши трикстера, скрестившего руки на груди.
- Локи? – вы удивленно посмотрели на аловолосого, который ловко спрыгнул со своего «места», приземлившись рядом с вами, а точнее посередине – разделив вас по разные стороны под недовольный взгляд его друга.
- Мы снова встретились, - оскалившись, сказал бог огня, приобнял вас за плечи, внимательно наблюдая за твоей реакцией, которая как никогда его радовала – вы просто улыбнулись, после, едко усмехнувшись в ответ, - теперь, котеночек, ты уж точно от меня не отвяжешься.
Счастливо улыбнувшись, Локи заключил вас обоих в теплые объятья, от чего вы засмеялись, а Бальдер улыбнулся, немного померкнув взглядом.
- Для полного счастья только Тора не хватает! – еще крепче стиснув вас в объятьях, заявил обладатель жемчужных глаз, когда подул легкий ветерок…

­­


Юи Кусанаги: - П-подожди, кажется, я снова ошиблась, - сжимая в руках лопатку, проговорила девушка, смотря на молоко, покрытое тонкой пленочкой, когда же вы готовили крем для своего будущего шедевра, которое решили приготовить для Локи. Заглянув в кастрюлю через ее плечо, вы только улыбнулись:
- Ты просто не учла то, что молоко нельзя было доводить до кипения. Тем более, похоже, ты и температуру не подходящую подобрала. Ничего, это поправимо, - вы снова показали девушке, как что лучше сделать, после, открыв небольшой секрет приготовления этой сласти, чтобы при выпекании не было дырочек внутри. Нужно всего лишь налить в противень теплой воды вокруг формочек, ну и можно отправлять в духовку запекаться до золотистого цвета, а после, на час в холодильник.
через два часа
- (Ваше имя)-чан, можешь попробовать? – девушка поставила перед тобой тарелочку с угощением, покрытым сверху темной карамелью, которая показалась тебе более чем подозрительной. Взяв лежащую рядом чайную ложечку, вы не спеша отрезали небольшой кусочек, после, отправив угощение в рот, отложив ложечку на краюшек тарелочки и… вы удивленно вздохнули.
- Юи-кун, это очень вкусно, карамель просто отличная, - проговорили вы, улыбнувшись, от чего кареглазая облегченно вздохнула, а после проговорила:
- Могу я попробовать эти сладости? Они выглядят так вкусно, да и какой запах. – девушка смущенно взглянула на вас, после того как вы кивнули:
- Конечно, можешь взять столько, сколько хочешь, - Юи неуверенно помявшись на месте, взяла несколько конфет с тарелки, откусив от одной маленький кусочек.
- Вкусно. Очень вкусно! Спасибо за угощение! – Юи поклонилась, от чего вы с недовольным выражением лица поставили ей небольшой щелбан, наткнувшись на ее удивленный и растерянный взгляд.
- Незачем кланяться, ты же все же моя подруга.
/Вы встретились еще задолго до того, когда священная реликвия перенесла ее в академию, потому что вы бежали с небес, когда другие богини издевались над вами, и вы решили отдохнуть в краю японских богов, где царствовало спокойствие и тишина. Там вы помогли одной маленькой девчушке донести покупки до ее обиталища – точнее храма, где возле ворот в волнении ее ожидал старший брат Джун, который после поблагодарил вас за помощь и предложил чая, но вы все же отказались, решив прогуляться по городу и осмотреться. Но, честно, вам запала в душу та невинная, детская благодарная улыбка девочки, а после по наитию судьбы вы встретили ее в академии, когда Зевс «попросил» вас об услуге – помочь человеческой девушке. Быть своеобразным наставником, учителем, как для нее, так и для богов, ибо вы ближе всех к людям, излечивая их раны и раны душевные. Какого же было твое удивление, когда вы встретились со знакомым растерянным взглядом, но теперь уже принадлежащий выросшей девочке, которая выросла и превратилась в красивую девушку. Сначала, вы не шли на контакт с ней, ища подвоха, которые обычно предоставлял вам Зевс, но не найдя их – шагнули на встречу к девушке и вскоре стали лучшими подругами. Сама же Юи, поначалу не понимала, почему вы не хотите с ней общаться, но так как если ей понравиться какой-нибудь человек – она всегда добьется его расположения. Честно, в души тебе не чает, слушает ваши истории и нередко даже засыпает рядом с вами в вашей постели. Для нее вы даже больше, чем подруга, для нее вы старшая сестра, которая выслушает и поймет, успокоит и придаст сил своими шутками или же мудрым советом. Похоже, из-за вашей человечности, Юи даже забывает, что вы - богиня, а не человек. В последнее время берет у вас уроки кулинарии блюд, которые сама не умеет готовить, при этом замечая нечто странное в ваших отношениях с Локи, краснея, как помидор, когда слышит ваш возмущенный голос, когда Локи старается поймать вас, а Бальдер сверлит при этом вас двоих темным взглядом. Что же, в скором времени ждите вопросов от подруги, которая все же страдает некоторого рода любопытством/

Аполлон Агана Блеа: Вы спокойно сидите на ступеньках академии, как вдруг чьи-то ладони закрывают ваши глаза, а счастливый голос вещает:
- Попробуй отгадать, (Ваше имя)- чан!
- Аполлон, - вы улыбаетесь, беря его руки в свои, когда бог солнца наваливается на вас сзади, сжимая в крепких объятьях, немного обижаясь.
- Э, так не честно. Ты отгадала слишком быстро! – в его голосе появляются легкие обиженные нотки, из-за которых вы начинаете смеяться, когда блондин еще крепче обнимает вас, ложа свой подбородок вам на плечо – перемена в его настроении ясна, видна для вас, ибо вы столько лет были вместе:
- Аполлон, что-то случилось?
- Мне кажется, что ты отдаляешься от меня, - зеленоглазый закусывает губу, вызывая у вас легкий смешок.
- Не волнуйся. Я никогда тебя не брошу, - легко поглаживаете его кисти, вспоминая случай с той девушкой, от которого он еще долго оправлялся, но вот, перед вами появляется Дионис, несущий ящик вина.
- Эй, голубки. Может, поможете мне? – ехидно заявляет бог виноделия, заставляя Аполлона сразу же отпустить вас и, краснея, начать «отмахиваться» от комментария, боясь, как бы ты по макушке не дала, не заметив краем глаза, как обладатель бардовой шевелюры подмигнул вам, вызвав со стороны усмешку.
/Вы росли вместе. Хотя, как росли. Вас еще, будучи юной девочкой, которую излечили нимфы, а развлекали фавны и сатиры, Зевс решил отдать вас своему сыну на попечительство, который только и рад был живой душе. Поэтому Аполлон всегда возился с вами, показывал мир, рассказывал обо всем на свете, а вы его слушали и удивлялись его оптимизму и вечной улыбки. Потом вы выросли, и Зевс все же решил подарить вам бессмертие, которому Аполлон был безгранично рад – теперь его лучший друг всегда будет вместе с ним! А когда встретил вас в академии, то сразу же успокоился, увидев еще одно знакомее лицо. Вы его друг, которого он безгранично любит, и будет оберегать. А что можно сказать о вас? Сначала вы не проявляли к нему доверия, потому что он казался вам весьма странным, так как он всегда улыбался. Но вы и сами не заметили, как прониклись к нему теплым чувством, которое именуется привязанностью, поэтому очень скучали, когда его подолгу не было на Пандемониуме. Сейчас же – он ваш друг. Нет, брат, которого вы любите также безгранично, как и он вас. Тем более вы помогаете ему завоевать фею, которая в смущении начинает отвечать на его ухаживания/

Гадес Аидонеус: /По должному порядку, ваша душа уже давно должна была быть в руках у Гадеса, (у вас был срок, который отвел вам Зевс) который, подумав, решил выпустить дитя по просьбе своего «братца», хотя и не хотя, но со временем не пожалел… Сейчас, вы являетесь для него утешением, «человеком», скрашивающим его серые будни, на которого не действует проклятье, поэтому бог подземного царства, пожалуй, единственную, быстро принял вас в свой клуб астрономии, позволив вместе с ним любоваться звездным небом. Также Гадес является тем, кто все же бледнея и робея, пробует твою выпечку, которая всегда бесподобна. Похоже, ты раздобрила самого хмурого бога. Поздравляю, теперь если кто только обидит тебя.. Да, жалею я этого глупца. Мир ему… Вы нашли прекрасного друга в лице Гадеса Аидонеуса, который сейчас недоволен сложившейся ситуацией вокруг вас в лице Локи-Локи, который не отлипает от вас не на шаг и подшучивает не только над вами – Гадеса его шуточки тоже задевают/
- Гадес-сан, не могли бы вы мне помочь? – вы как обычно улыбнулись мужчине, найдя его в теньке, наблюдающим за всеми со стороны. Аид сразу вздрогнул, но молчаливо кивнул, позволяя вам «затащить» его на кухню для пробы очередного шедевра с его любимой клубникой.

Дионис Тирсос: /Он был тем, кто наблюдал за вами - все же «существа» развлекающие вас принадлежат ему, так как они поклоняются божеству виноделия, как вакханки, жаждущие увидеть его в обличии мужа пред собой. И честно, со временем Дионис даже проникся к вам легкой симпатией, когда вы долго смотря в его глаза, выдали: «Много пить, дяденька, вредно», - такой комментарий заставил его слегка усмехнуться, но в то же время любопытство по отношению к вам безгранично росло. Позже, когда вы превратились в прекрасного «лебедя», по его мнению, мог часами наблюдать за тем, как вы хлопаете в ладоши, или улыбаетесь, когда сатиры играли на музыкальных инструментах, а нимфы танцевали. Это было удивительное время, в котором он позволял себе расслабиться рядом с вами, налить вам в чарку вина, под ваш благодарный, уставший взгляд. Похоже, вы были первой женщиной, кто не пал под его очарование и «теплый» нрав, из-за которого многие оказывались на его ложе. Вы видели в нем лишь приятеля, из-за чего он нередко подливал вина вам больше, чем следовало, но вы у нас девушка не глупая. Задавая разные вопросы, вы играли на его совести, от чего он сдавался, но от поставленной цели не отказывался, как и сейчас. Где-то, глубоко внутри него, в его сердце горит то пламя, еще не остывшее со временем, и он надеется, что когда-нибудь вы придете в его объятья, а сейчас, он пожелал вам быть другом. Другом, которого вы бы звали в первую очередь, который бы смог помочь вам первым, советом, даже если бы и он обладал тем ленивым нравом, как и обычно. Но, увы, его место занял Гадес, который решил быть возле вас. Но, признаться, Дионис был очень удивлен, когда увидел вас в академии, да еще и с человеческой девушкой, которая шла рядом. Хотя, он не оставляет надежды, поэтому старается напакостить твоим героям любовникам, потом мордочку в пуху пряча. «О чем ты? Это как-то нечаянно получилось. Прости, (Ваше имя), я не хотел»/
Дионис хитро улыбнулся, когда вы несли в руках тарелку с печеньем, предназначенную Локи. Минута, и он, поворачивая кран шланга, окатывает вас холодной водой.
- Прости, какая жалость, - протягивает Тирсос, когда вы, усмехаясь, говорите:
- Ничего, главное печенье цело!

Акира Тоцука: /При первой встречи вы приняли его за девушку, из-за того что смотрели на местность издалека… Теперь никакие извинения он не принимает, ибо сильно обижен. Похоже, вы наступили на его больную мозоль, и даже, если он и хочет с вами общаться, задетые чувства говорят о своем, поэтому не слишком любит, когда вас приводит в их компанию Цукито или Такеру, которые в вас души не чают/

Такеру Тоцука: /Сусаноо мнит себя вашим защитником, все чаще и чаще отрабатывая технику йайдо*, хотя раньше он вас просто не переваривал, так как поначалу вообще посчитал, что вы человек, но когда увидел в божественных облачениях, замолчал, пригляделся. Стал относиться к вам весьма спокойно, но слюньки-то у него ой как текут, когда, приходя на кухню, он чует сладкий аромат вашей с Юи выпечки. Можно сказать, покровительство этого бога вы получили, хотя он до сих пор орет и возмущается, когда вы пытаетесь затащить его на учебу/

Цукито Тоцука: /Цукиеми находит в вас то спокойствие, которое приятно ему, когда вы находитесь в его обществе и рассказываете что-то, что он потом усердно строчит в блокнот, вызывая у вас улыбку. Цукито ваш друг, который всегда выслушает, не упрекая, как тот же самый Тот. Молча, слегка склонив голову, смотря на вас внимательным, теплым янтарным взглядом он слушает, как и вы, его редкие спокойные речи. Тем более, вас так обожает его кролик - Усамаро, который почти всегда сам прыгает в ваши руки, позволяя потрогать мягкие ушки и погладить. Поэтому вы всегда желанный гость для Цукито, хоть он и никогда в этом не признается. Тем более, вы теперь являетесь его другом, хотя раньше вы и встречались. Точнее, он смотрел на вас с небес, холодным ликом луны, когда вы, находясь на ветке дерева, наблюдали за сонным городком в префектуре Канагаве, любуясь зацветшей ближайшей сакурой. Пожалуй, такого восхищения, он не видел ни одного человека – этим вы надолго врезались в его память. Как кто-то вроде бога может быть настолько неравнодушен к людям и природе? Когда же увидел в академии, сильно удивился. Но так как не вас не было ограничителя силы, понял, в чем причина и какая ваша миссия/
Подергав тебя за рукав, юноша кивком головы показал тебе на звездный дождь, отвлекая от мысли, как и Юи, которая восхищенно проговорила, приложив руки к груди:
- Вааау, как красиво. Можно загадать !

Бальдр Хрингхорни: /Когда вы были еще «мелкой», как выражался Локи, Бальдер очень привязался к вам, а после, когда он встретил вас в академии… Он застыл, не поняв, что он только что видел. Это был словно мираж, который пронесся в его памяти, возродив в нем теплое тепло, которое с каждым днем наполняло его все больше и больше. Сам не поняв как, но он проникся к вам больше, чем симпатией, не став этого отрицать. А вы с каждым днем так тепло улыбались ему и при обеде подкладывали мясо на его тарелку, что он чувствовал себя весьма неважно. Хрингхорни так запутался в своих чувствах, что сам не заметил, как стал медленно заболевать из-за этих чувств. Его душили старые воспоминания, но когда все стало на свои места, он понял, в чем дело. Он не стал отрицать тех чувств, которые посетили его сердце и крепко вцепились своими коготками, не желая отступать, но как теперь ему быть? Его друг Локи ведь тоже испытывает к вам такие чувства, которые сложно не заметить ему – ведь они вместе столько лет. И здесь – противоречие. Его сердце буквально замирает, когда вы улыбаетесь только ему, прогуливаясь с ним на закате, бог света тогда хочет просто прижать вас к себе и не отпускать… Но он понимает, что Локи скорее всего убьет вас и себя, чтобы быть с вами вечно, так как он помнит, как тот горевал, когда ушла такая «раздражающая человеческая душонка». Пожалуй, именно после этого аловолосый трикстер стал ненавидеть людей еще больше, чем прежде. А сейчас.. Локи уделяет вам столько внимания, тем более вы разрешаете тому находиться к вам так близко, из-за чего жемчужный взгляд бога огня пылает еще больше. Не часто, но все же он видел, как его друг нагло хватал вас и прижимал к стеночке, после чего вы краснели, заливаясь смехом, шлепая «хитрюгу» по рукам.
Бог света буквально разрывается, только… он также ревнив, но здравый рассудок позволяет ему понимать, что вы ему не принадлежите, надеясь, что в скорейшем времени вы сделаете свой выбор, или иначе он за себя не ручается, и ваше мнение учитываться не будет…/
Легкое прикосновение к плечу и вы, вздрагивая, резко разворачиваетесь, смотря на нарушителя спокойствия.
- Я могу присесть? – спрашивает Бальдер, и вы киваете в ответ, от чего бог садиться напротив вас, смотря за тем, как вы занимаетесь, исправляя что-то в чей-то тетради. От такого пристального взгляда немного краснеешь и уже в упор, смотря на вашего друга, спрашиваете:
- Что такое? Почему ты так пристально на меня смотришь? – немного хмуритесь, от чего на лбу появляются сердитые складочки, которые только заставляют его рассмеяться:
- Ты совсем не изменилась. – его речь звучит мягко и невольно вы улыбаетесь в ответ, - просто мне нравиться смотреть на тебя, - снова вспыхиваете, заставляя его потянуться к вам, прикоснувшись рукой к вашей щеке, но как всегда «идиллию» прерывает Локи, выпрыгнувший из коридора, как черт из табакерки.
- Баль-Баль, чем это ты здесь занимаешься? Я тоже хочу! – быстро приземлившись рядом с вами на ближайший стул, аловолосый сгреб вас в охапку, начав щекотать вас в области живота под завистливый взгляд «света», который мог наблюдать сверкающий взгляд его друга - брата и ваши такие же шутливые попытки выбраться из чужих рук.

Локи Лаватейн: /Если что-то коснулось его друзей, берегитесь семеро, а то и весь мир. Если же дело касается вас, Бальдер – берегись. Кажется, в этот раз бог огня не хочет уступать «свое». Не поверите, но теперь он ревниво оберегает свою дорогую (Ваше имя), которая смеется над его шутками, какими бы злыми они не были. Похоже, черный юмор никто не отменял, правда же? Интересно, интересно… почему же он так переменил свое мнение о вас? Похоже, он давно догадался, кто вы на самом деле есть, поэтому уже тогда приставал к вам, пытаясь вывести на чистую воду. Ведь он так часто вспоминал ту девочку, которая не боялась его, и мирилась со всеми его проказами и грубыми словами. Ну, как можно, не привязаться к такой!? Тем более, он воспылал к вам такими чувствами, которые для него впервые. Они пугают его, потому что и его любимый Баль-Баль испытывает тоже самое по-отношению к его дорогой (Ваше имя). Но он не намерен просто так мириться с ними, пока твое сердце свободно. Локи считает, что это вполне себе такая война, в которой кто-то из них должен «честно» заполучить вас: ваше сердце, душу, тело. Но, боже, даже ему не подвластно сдерживать ту страсть, когда вы ходите в таком облегающем и подчеркивающем вашу фигурку платье древнегреческой музы. Это выше его сил, но он честно тогда старается не смотреть на вас, но, все же, не выдержав, прижимает вас к себе под ваш удивленный взгляд, обжигая пылким дыханием, невинно целуя вас в щеку. Похоже, Локи впервой желает кого-то так страстно, особенно, когда вы тепло улыбаясь, слегка поглаживаете того по голове, словно ребенка, заставляя его щеки слегка вспыхнуть. Что же вы делаете? Еще немного, и он вас просто… кхм.. ну, это не так уж важно ^^”. Также Локи часто лакомится вашей выпечкой после благодаря тем, что хватая вас за руку, он спешит вам кое-что показать. Тогда, видя ваш восторг, он очень рад.
Ведет свою игру очень хитро, уводя вас подальше от своего брата или же.. просто появляется рядом, когда вы остаетесь наедине – тогда-то он и похищает твое внимание, строя из себя «дурочка». А что? Кто-то говорил про честную игру?/
- А, - хлопая глазами, протягивает Локи, смотря на то, как вы гуляете с Анубисом, - да бросай ты этого египетского бога, иначе обижусь! – наигранно произносит трикстер, накручивая на палец прядь своих алых волос, - ведь я хотел показать тебе такое красивое место.
- Но… - вы неуверенно посмотрели на Анубиса, который вцепился вам в руку, пытаясь оттянуть от Локи куда подальше.
- Хм…, - хлопок и все заволакивает ярким розовым дымом, который позволяет аловолосому улучить момент и подхватить вас на руки с коварным смешком.
«Уж этой псине я точно не позволю находиться рядом с тобой», - и, вскоре, вы наблюдаете прекрасные виды с ветки дерева, пока сам Локи любуется вами, все же после, отпуская забавную шуточку, от чего вы огрызаетесь в ответ, и на его устах расплывается счастливая, наглая ухмылка.

Тор Мегингерд: /Еще один ваш друг, который познакомился с вами, увы, только в академии – вас и его решил познакомить вездесущий Локи, который посчитал, что «для полного счастья не хватает только третьего друга, чтобы была закадычная четверка», но теперь же Тор является тем, кто успокаивает пыл то Локи, то Бальдера, про себя жалея тебя. Является еще одним другом, который молчаливо, как и Цукито предпочитает находиться рядом с вами, но только потягивая чай, наблюдая за вами. Почему-то ему очень нравиться наблюдать за вашими движениями. Нет, это не влюбленность. Просто вы напоминаете ему кого-то давно забытого и родного, хотя был поначалу против вас, считая, что вы только разрушаете идиллию, которая просуществовала между ними троими. Но после того как узнал, что вы тоже из заснеженной страны успокоился и вот, привык, стал другом для вас. Оказывается, вы еще раньше были дороги его друзьям, братьям../

Анубис Ма’ат: - Кааба ра, ка ба ра*, - с такими словами Ма’ат бросается к вам на шею, и, не удержав равновесия вы падаете, благо, в траву, немного ударившись затылком, - каба ра – ра*, - он улыбается, с радостью сжимая вас в объятьях. Но до вас быстро доходит произошедшее, когда вы чувствуете исходящий от него запах алкоголя,
- Дионис, - недовольно вздыхаете вы, когда Анубис начинает ластиться к вам, при этом, желая, чтобы вы почесали ему за ушком.
- Пьянь, - вдруг выдает раздраженный Кацудей, появившийся как раз во время, схвативший своего «питомца» за шкирку под его слабые возмущения, оттащив его от вас.
/Вы познакомились с ним еще тогда, когда вы еще ходили в ученицах Тота. Сначала он относился к вам с подозрением и недоверием и даже рычал на вас, как верный пес, преданный своему «хозяину», но, поняв, что вы очень добрый человек, стал часто отвлекать от учебы. То прогуляйся с ним по горячим пескам Египта, то погладь, а иначе стал и учебники из рук таскать, если вы слишком зачитывались какой-нибудь книгой по религии. Правда, за это он нередко получал по ушам, но его любовь к тебе не уменьшилась. Последнее время недоволен тем, что вы не видите в нем мужчины, поэтому все чаще и чаще ищет с вами телесного контакта, при этом напиваясь для храбрости. Как жаль, что вы не понимаете его язык… Но если бы вы хоть немного обратили на него внимание, он бы набрался храбрости и оттащил вас от двух скандинавских богов, ведь в последнее время он так ревниво оберегает вас. А, видя вас с другим богом, так вообще может выпрыгнуть из кустов, в котором сидел, подсматривая, чуть ли не плача и теня вас в сторону академии, лишь бы подальше от места вашего с богом света уединения/

Тот Кацудей: /Он является вторым из богов, кто дал вам должное образование и воспитание, научив любить книги. И иногда, вам кажется, что прошло и не так много времени, когда Тот злясь и ругаясь грубо хватал вас за шкирку, словно котенка, оттаскивая от Анубиса, который мешал вам учиться, так как привыкнув к вам, не хотел отходить от вас не на шаг, утаскивая у вас из рук свитки с письменностью, которую Кацудей строго-настрого говорил выучить. Эти воспоминания вызывают у вас улыбку, особенно те, где, тяжело вздохнув, будто на его плечах была тяжелая ноша, египетский бог мудрости продолжал вдалбливать вам материал, касающийся литературы и стихов, которые вы успели возненавидеть. Со временем, вы стали замечать, что ваше пребывание перестало так сильно его раздражать, уступая место спокойствию, хотя он долго поражался себе. На кой черт ему сдалось учить какую-то невежду, даже если это и просьба Зевса? Тот сам не знал, но со временем понял, что вы всего лишь дурачились, а информацию, которую он давал вам – вы восприняли замечательно, запомнив буквально все. «Тч, а у тебя неплохая память, девчонка», - тогда заметил Кацудей, когда вы подняли взгляд с очередной книги, кивнув ему в ответ на его замечание.
Тогда же, когда вы получили бессмертие, не был сильно удивлен, так как посчитал, что вы достойны этого, в отличии от других невежд, которые окружают Зевса, являясь прихвостнями и подлизами. Тот видит в тебе интересную личность, с которой он и сейчас не отказывается посидеть в тишине в его библиотеке, когда вы сидите напротив него в таком же удобно кресле, как и он. Хоть он и возмущается и ругается, когда вы заявляетесь к нему в библиотеку - в его обитель, не обращайте внимания. Это для вида. На самом деле ему приятно ваше общество, особенно, когда вы приносите с собой чаю и каких-нибудь сластей, который отличаются тем, что очень вкусны, поэтому вам даже даются легкие поблажки, как его лучшей ученице/
За окном сияли яркие лучи солнца, а вы предпочли ему уютную и спокойную обитель Тота, из-за того, что ваша голова с недавних времен начала побаливать, а виной стал неугомонный Локи, который таскал вас буквально везде за собой. Хотя, хотя бы в туалет не тащил – это радовало.
- Лучше бы следила за своим оболтусом, - проговорил ваш учитель, от чего вы слегка улыбнулись. Похоже, господин Тот с недавних времен приписал вам в «пару» Локи.

Зевс Кераунос: /Он был тем, кто по насмешке судьбы, видел, как вы замерзли там, в снегу под крики Локи, трясшего вас за плечи и спешащего к вам Бальдера, поэтому он посчитал вас интересной фигурой в театре жизни, решив, что он подарит вам четыре года жизни подле себя и Аполлона, а потом, он решил, что с вами сделать. Отправить к Аиду или оставить подле себя? Шло время, со временем вы стали очень умной девушкой, поэтому, он решил даровать вам бессмертие и божественную силу, чтобы вы веяли исцеление, ибо как понял Зевс, вы стали очень трепетно относиться к другим людям. Но и здесь не обошлось без подвоха – ваше желание жить было услышано, но ценой свободы. Теперь вы обязаны прислуживать ему, быть его цепным псом, пока Зевсу не надоест играть с вами, ведь вы всегда так холодно реагируете на его божественное обличие. Невежа, как же вы вообще можете таким дерзким взглядом смотреть на него? Похоже, пока вы угодны этому богу, он довольно мягок с вами, поэтому часто приглашает в «кабинет директора» выпить чашечку превосходного чая за разговорами о продвижении дел в академии. И знаете, почему он приставил вас к Юи? Он посчитал, что так вы будете еще ближе к роду человеческому, да и тем более, даже богине нужен друг, так как он прекрасно знал, что вас не любят на Олимпе за ваше «грязное» происхождение. «Из грязи в князи», как говорится, но Зевса, похоже, это совершенно не волнует. Он видит в вас умную девушку, которая не отказалась от его дара с «щедрой» руки, хотя вы и понимали на что шли. Использует вас, но при этом это не мешает ему относить тебя к своим «любимцам». Вы же видите в нем очень хитрого, властного «человека», который может заставить любого преклонить пред ним колени. Хотя.. в последнее время вы относитесь к нему, как к отцу, так как именно он «воспитал» вас такой, какой вы сейчас являетесь, понимая, что это и было, пусть всего лишь прихотью Керауноса/
Снова распахиваете тяжелые двери, идя по направлению к трону, где восседает Зевс. За окном без устали льет дождь, и тяжелые капли ударяются о стекла, навевая на учеников этой академии уныние.
- Вы просили придти. Что вас интересует на этот раз? – вы слегка склонили голову, после, подняв взгляд на высшего бога, проговорившего тяжелым, грохочущем голосом, который как будто отражался от стен, создавая невозможно сильную ауру вокруг:
- Как идут дела у бездельника Локи? В последнее время он часто увивается за тобой, дитя мое. – его усмешку на губах и в словах нельзя не прочитать.
- Мелено, но верно, - уклоняешь от точного ответа, от чего мужчина усмехается, предлагая поведать ему о других..


* йайдо – искусство внезапной атаки и контратаки с помощью использования катаны.
* Кааба ра, ка ба ра – я нашел тебя
* каба ра – ра – я так долго тебя искал
Если вы оставите комментарий, автор будет очень рад - http://shadowsnow.b­eon.ru/0-174-testy.z­html

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1113-050.html
суббота, 25 августа 2018 г.
Тест: «Отверженные» [Сборный] Заложница / Дазай Осаму [Bungou Stray... Kitagawa Momo 20:17:28
­Тест: «Отверженные» [Сборный]
Заложница / Дазай Осаму [Bungou Stray Dogs]


Песня, под которую писался результат «Хельга – Я цунами»
«— Это всё очень странно.
— Это странно, только если ты сам так думаешь.» (с) «Селеста и Джесси навеки»

­­

«Бежать!»
Упорно повторял затуманенный разум девушки.
«Бежать!»
Пока не настигли!
Спотыкаясь о кроны увесистых, могучих деревьев, которые возвышались над землёй, темноволосая девушка пыталась подавить в себе рвущуюся наружу панику, которая с каждой секундой увеличивалась, когда та слышала за своей спиной звуки погони. Преследователи не отставали, и юная леди, порядком уставшая от беготни, стала замедляться, сама того не замечая.
Руками, изодранными до крови, она прочищала себе путь, отталкивая в стороны массивные ветки, которые норовились выколоть ей глаза, оставляя на её теле всё новые и новые царапины и отметины. Она спотыкалась, не раз теряла равновесие и падала, но каждый раз поднималась, потому что знала, ей надо бежать.
Босые ноги с каждым шагом покрывались всё новыми ссадинами. Некогда тёмное платье превратилось в грязную, похожую на половую, тряпку. А вечно жизнерадостные глаза покрылись пеленой страха и отчаяния. Эта хрупкая леди, словно замученная лань, грациозная, но ужасно усталая, прод